Вера Полозкова

На самом деле мне нравилась только ты,
мой идеал и мое мерило.
Во всех моих женщинах были твои черты,
и это с ними меня мирило.
Пока ты там, покорна своим страстям,
летаешь между Орсе и Прадо, -
я, можно сказать, собрал тебя по частям.
Звучит ужасно, но это правда.
Одна курноса, другая с родинкой на спине,
третья умеет все принимать как данность.
Одна не чает души в себе, другая - во мне
(вместе больше не попадалось).
Одна, как ты, со лба отдувает прядь,
другая вечно ключи теряет,
а что я ни разу не мог в одно все это собрать -
так Бог ошибок не повторяет.
И даже твоя душа, до которой ты
допустила меня раза три через все препоны, -
осталась тут, воплотившись во все живые цветы
и все неисправные телефоны.
А ты боялась, что я тут буду скучать,
подачки сам себе предлагая.
А ливни, а цены, а эти шахиды, а роспечать?
Бог с тобой, ты со мной, моя дорогая.

Настроенческое

Тверская. Утро.
Москва не в тонусе.
Иисус и Будда
Сидят в макдональдсе.

Глядят в окно
Пятью глазами
И видят как
Москва умоется слезами.

Попурри

Так сложилось, что в царстве Богов изначально не было единства. Не было системы, не было общих стандартов. Потому и подходы к работе у них были совершенно разные. Одни старались делать все основательно — продумывали план, определяли сроки и распределяли ответственность между вверенными ангелами. Другие же, напротив — загорались идеей и делали все наспех, стараясь залатать дыры уже в процессе. У системных Богов никогда не срывались проекты, все в них работало как четкий механизм, однако результат был уже неоднократно получен другими Богами, да и вообще был относительно скучен. Креативные и бессистемные Боги, напротив — были предприимчивее и их результат был зачастую более интересным и живым, однако весь этот результат постоянно висел на волоске от провала. Но Боги же были мудрыми управленцами, а потому они часто общались меж собой, делились опытом, работали над собой, самосовершенствовались.

И жили в этой сонме двое старых Богов. Они дружили уже очень давно, а потому могли не стеснятся друг друга; разговаривали открыто, без обиняков. Встречались довольно-таки часто, примерно по разу в миллиард лет и помимо прочего много говорили о работе. В их разговорах всегда пылал энтузиазм и нескрываемая вовлеченность в процесс Созидания... Чего и говорить, старые были боги, а все-таки не утратили еще интерес к Делу, не обзавелись цинизмом и так называемой "практичностью".

— Помнишь, я недавно открывал проект Солнечной системы в своей галактике? — спросил как-то Креативный Бог своего друга Консерватора.
— В общих чертах да, помню. Ну и как там дела? Что нового?
— Ну что... — уныло вздохнул Креативный, — из рук вон плохо. Прям таки незнаю с чего начать.
— Начни с начала, — посоветовал Консерватор.
— Вобщем создал я небольшую галактику. Все как обычно: поставил центральное отопление, разбросал по кругу планеты. Но хотелось же сделать что-нибудь особенное, интересное. И решил я добавить туда еще одну планету, даже название ей придумал: «Земля»...
— А почему «Земля»? — перебил Консерватор. (Вы не подумайте, что Консерватор по невоспитанности перебивал, он просто не хотел упустить мелочей. Ведь черт он в мелочах все время прячется.)
— Как тебе сказать... Не было никакой причины, просто буквосочетание понравилось, вот и назвал Землёю. Но дело не в этом. У меня к тому времени работы было много, да и сроки поджимали, поэтому пришлось создавать все за шесть дней. В первый день я провел освещение, на второй день сделал саму планету, в третий — разделил водоснабжение и твердь, в четвертый — провел освещение от других планет, в пятый запустил туда живые украшения в виде рыб и птиц. И ты знаешь, увлекся! Так увлекся, что черт меня дернул и создал я на шестой день живых тварей и Человека.

— Человека? — искренне удивился Консерватор.

— Да. Представляешь? Уж сколько раз зарекался, сколько раз обещания себе давал, но ты знаешь, не могу я без Человека. То ли от эгоизма это, то ли от тщеславия, но всегда очень хочется, чтобы кто-нибудь подивился твоему творению. Не могу я без этого. Человек — это же почти как мы, по нашему образу и подобию, так сказать. Он и подивится, он и восхвалять будет. Вот ты ни разу человека не делал, а ведь ты не представляешь как это приятно, когда он выходит к водоснабжающей артерии, перед закатом центрального отопления и глядя как бы в никуда восклицает: «Боже! Какая красотища!», а ты в это время сидишь где-нибудь неподалеку и понимаешь сразу, что вот не зря значит мы работаем, значит мы еще не совсем старые, нет-нет да и сделаем что-то стоющее. А? Каково? Представляешь?

— Представляю, — отрезал Консерватор и сделав строгое лицо продолжил в назидательном тоне, — Ты все не успокоишься. Ну сколько же можно быть романтиком? Ну ведь не молоды мы с тобой. Уж сколько галактик за плечами. Сколько всего перевидали. А ты ни дать, ни взять как триллиарднолетний мальчишка. Тебе уже давно пора понять, что никто твои творения, кроме нас Богов не оценит. Ну сколько раз уже пытались делать этих людей и всегда одно и тоже: сначала вроде ничего, за выживание борются, но как до развития дойдет — пиши пропало. Загадят все вокруг, да так, что потом после них за трильярд лет не уберешься. Воевать начнут, убивать друг друга, подсиживать, подсаживать, ой, чего только не начнут. Я уж не говорю про их мораль. Какое там «не укради», «не убий»! Они лгут-то по пятьсот раз на дню, не то чтобы уж все десять уложений выполнять…

— Знаю, я это все, дружище. Но вот ты знаешь, мне всегда казалось, что это Мы чего-то не дорабатываем, — перебил своего друга Креативщик (входя в несвойственный для себя образ Перфекциониста), — Все же, этот самый Человек создан по нашему образу и подобию и значит, это Мы при проектировке что-то упускаем, значит не все закладываем, значит есть где-то там, через сотни созданий этого самого человека та великолепная точка, в которой Человек наконец-то станет как Мы, станет жить по законам Божьим и уж не будет столь редкостным прохвостом. Как думаешь, а?

— Вот в этом и есть твое романтическое заблуждение. Никогда, ты слышишь, никогда человек не получится идеальным. И знаешь почему? Потому что он не Бог. Мы создаем его из раза в раз по шаблону унифицированного Бога, но мы не можем дать ему самого главного — Божьего Дара Созидания. Умения создавать планеты и галактики, строить вселенные и управлять мирами. И поэтому человек обречен, как создание. Будучи вылеплен из нашего шаблона, он стремится к Созиданию, он хочет Создавать, Производить, быть Делателем. Хочет, но не может. И для него это невыносимое состояние. Потому он и создает себе микромиры. Бизнес, семья, государство, ну и тому подобная чушь. И даже создав себе микромиры и микрогалактики это Создание не может успокоится, оно ударяется в безудержную экспансию и завоевание. Все это развивает его, конечно же, но рано или поздно приводит к самоуничтожению. Здесь не бывает исключений. Так неоднократно было в твоих мирах, это неоднократно повторится и у других Богов. Поэтому мой тебе совет — оставь эту планету в покое, забудь о ней и занимайся своими делами. И вот помяни мое слово, не пройдет и миллиона лет как Человек на твоей «Земле» уничтожит себя сам.

Мучаясь сотней вопросов

Универсам Остров, в котором пидарас Евсюков застрелил троих и ранил шестерых человек находится совсем неподалеку от моего дома. Мне в ту ночь не спалось, писал заметку для суперинвестора. Вот думаю, а если бы я пошел за шоколадом? Или за соком пошел бы? Сколько было бы тогда раненых и убитых? А скольким еще людям из нашей округи не спалось? Что если бы и они пошли в супермаркет?

Почему я должен жить в обществе, в котором менту позволено все? Почему им дают такую власть при которой они могут держать любое оружие и пользоваться им на свое усмотрение? Почему никто в этой сраной милиции не обращает внимание на то сколько алкоголя употребляет их сотрудник? Почему милицейский китель даже в состоянии аффекта вызывает ощущение вседозволенности?

Почему никто не замечает этого беспредела? Почему эта история будет напрочь забыта через две недели? Почему чистки в милиции похожи на  поиск козлов отпущения и никогда не решают проблему системно?

Я никогда не найду ответов на эти вопросы, как не найду и ответа на главный вопрос.

(no subject)

Каждый раз отлучаясь от интернета на месяц, я застаю по приезду нашу страну в совершенно расхлябанном состоянии. Россия, освобождаясь от моего контроля, распоясывается, безобразничает и в целом ведет себя очень плохо. Ну разве так можно? Может ли Россия себе такое позволять? Нет, не может. Поэтому, знаете ли, очень хочется отшлепать ее по попе и поставить в угол.

 Вот как вела себя Россия в мое отсутствие:

 1. Я наказывал ММВБ полететь вниз, сразу после выступления Путина 6 апреля. Вместо этого он вскарабкался на сто с лишним пунктов вверх и нагло прыгал по отметке 900 пунктов. Перед моим приездом он стыдливо спустился на 880 и теперь, краснея и пошаркивая ножкой, ждет сурового наказания. Ну что тут сделаешь? Придется наказать и поставить среднесрочку на 600. Вот вел бы себя хорошо, можно было и на 650, можно даже на 700 было поставить. Но за такую несусветную наглость придется теперь еще ниже ставить.

 2. Доллару я еще 25 марта сказал, чтобы он шел на 36, ну или в крайнем случае на 35. Он тогда был на 33,27. И что вы думаете? Пока я здесь был, да в путь-дорогу собирался, он поганец этакий делал вид что растет и даже уже 34,01 показывал, но стоило мне отлучится так он сразу на 33,17 побежал расслабляться. Правда надо признать, что одумался еще до моего приезда, собрался с силами и рванул вверх, но к моему приезду успел только до 34,10 подрасти. Конечно, куда там, 35 уже не подъемная оказалась планка. Поэтому, строго, конечно наказывать не буду, но 36,5 поставлю как задачу, если осилит, получит прощение, нет – будем вести разъяснительные беседы.

 3. Ну а с нефтью, ребята, я вообще незнаю что делать. Совсем от рук отбилась. Она у меня, представляете ниже 45 ни разу с 12 марта не ходила. Так это еще что! Она, мерзавка, пока меня не было на 55,13 забиралась! Посмотрите на нее, у нее видите ли 11 ноября 2008 на дворе. Уж чего только я не делал. И наказывал, и разговаривал по-хорошему с ней и к профессиональным психологам ее водил, а ей все нипочем. Терпение то у меня железное, но и оно рано или поздно заканчивается. Сорвусь я как нибудь, ребята, да и засажу ее баксов на 20 и пусть там сидит года два.

 Вобщем, слов нет. Всех опять собирать в кучу, наказывать, объяснять, вталдычивать. Эхх. Одна в жизни отдушина – Димка Медведев. Вы посмотрите на пятерошника то моего: и блог завел, и Бахмину отпустил, и чиновничьи доходы считатает, ну ни красавец ли?

Medvedev rulezz!

Товарищ Медведев заводит блог в ЖЖ. Ну чо, надо френдить, хуле. Прикольный он, чо.Но мужики, это ж президент! А президенту не пристало иметь дняффку с рейтингом «вы на 1 320 456 месте» Поэтому, чтобы наш чувак не ударил в грязь лицом перед черно-президентами и иже с ними, предлагаю:

Перво-наперво, сфотографировать сиськи ответственной сотрудницы госструктур и отправить по адресу tema@tema.ru, при этом не забыв на сиськах нарисовать человечка и ник Медведева.

Во-вторых, зарегистрировать вышеобозначенный блог в сообществе ру-политикс и из всех сил обругать существующую власть в антипутинских слоганах.

В третьих, провести френдомарафон, то есть ответно френдить всех, кто френдит вышеобозначенный блог. Помимо этого залазить в самые популярные сообщества, вроде адвертки, и походя френдовать всех-всех-всех.

В-четвертых, не мешало бы отметиться заумными комментами в ЖЖ всех тысячников. Первым приоритетом, конечно же Лебедевская, Носиковская и Гришковецкая дняффка.

В-пятых, в интересах надо указать пять-шесть тысяч ключевых слов, по которым проводится поиск по ЖЖ.

Ну а затем, нужно приступать к Креативу. Нужны посты, которые выйдут в топ! Инструкции ищутся: http://blogs.yandex.ru/search.xml?ft=blog&text=%D0%BA%D0%B0%D0%BA%20%D0%B2%D1%8B%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%20%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%20%D0%B2%20%D1%82%D0%BE%D0%BF

Дмитрий Анатольевич должен начать собирать деньги на лекарства девочке с муковисцидозом, заниматься поиском свидетелей ДТП, или создать сообщество с целью «Давайте соберем 1 000 000 юзеров, круто будит!!!»

Конечно же не стоит забывать, что основной портрет Target Group of user of Livejournal – это девушка 23 лет, любящая рассказывать подружкам о том, что происходит с ней в жизни, у нее 35 друзей, и она в друзьях у 30. Исходя из портрета аудитории дняффка должна содержать в себе тексты о жизни, романтике, любви и всем ценном и прекрасном, что есть в этом страшном-страшном мире!

 

Если вам не безразлична судьба блога нашего президента, если вы ратуете за интернетизацию политических отношений и за позитивный облик современной российской политики, не оставайтесь равнодушными! Поставьте ссылку на этот пост у себя в ЖЖ! Вы также можете поставить ссылку на этот пост в любом комментарии к популярному блогу!

 

Популизуй президента!

Фондовые сказки.

Ну что ребята, наигрались? Подбросили ММВБ? Подбросили РТС? Подбросили нефть? Прожали вниз доллар? Нет, мужики. Не выйдет ни хрена. Всем ясно, что кризис не кончается по желанию Золушки.

Я, конечно, понимаю, что чувакам из Ж-20 ну очень хочется на бал. Очень хочется, чтобы как-нибудь пшено с просом сами разобрались; чтобы тыква превратилась в карету; чтобы туфельки были, чтобы платье прикольное, чтобы принц со всеми причиндалами. Но чувакам невдомек, что надо очень долго золушить, чтобы это случилось, что золушить надо в поте лица. Вот и плачут они у бакалейного мешка, мол, как судьба с ними не справедлива, как им худо и как задолбало работать.

Феи-трейдеры сжалились над собранием 20 Золушек и устроили им праздник. Хуй с ним с пшеном, хуй с ним с просом. До полуночи пусть повеселятся. Вот вам чуваки, Доу-Джонса 8000, вот вам нефти Брентовой по 52, 70. И вы знаете, мужики, даже про Диму не забыли. Он ведь уже год как президент. Он ведь уже столько слов умных сказал. Поэтому и его добрые феи не забыли. Дали ему ММВБ по 840 и РТС по 735. Радуйся, Дима, но помни: «На следующей неделе всю эту хрень сдует, словно ветром; помни, что ровно на следующий день после выступления твоего батюшки Владимир Владимирыча перед Думою государственной начнется страшное. Карета снова станет тыквою, лошади — крысами, а с туфельками вообще полный пиздец.»

Поэтому Дима, ты по Европе не загуливай надолго; с Обамой долго не лобызайся, с Меркель не панибратствуй. А как саммит закончится, беги домой скорее. Тут тебя мешок бакалейный ждет.

Нет такого слова.

Я думаю, что тоталитаризм всеобъемлющ. Он давно уже научился заполнять собою все области человеческой деятельности. Он стал вездесущим, как раковая опухоль, которая пустила метастазы в самые простые человеческие ценности. Если призадуматься, то нельзя найти практически ни единого святого слова, которое не отдавало бы этим затхлым эксплуататорским душком. Сотнями тысяч лет, со времен, наверное, палеолита человек живет в тоталитарных системах. И не нужно питать иллюзий, что, мол, демократия — есть панацея.

Демократия никогда еще не приближалась к своему идеалу, никогда еще не была властью народа, никогда еще не становилась источником свободы человека; демократия в сегодняшнем виде — это лишь одна из форм тоталитарного устройства общества. В демократии я обязан признавать право быдла на управление моей жизнью. Это быдло носит на избирательные участки свою белковую материю и голосует за тех, кто в соревновании популизма оказался сильнее. И это происходит не только у нас. Это происходит везде. И это будет происходить всегда. В демократическом обществе я буду всегда забит, не понят и гоним. В обществе победившей демократии, меня ежесекундно будет одолевать животный страх. Я буду боятся обогнать на карьерной лестнице негра. Повинуясь инстинкту, я буду ухаживать за женщиной, но я буду трестись как осиновый лист, страшась иска за секшуал харазмент. Я буду открывать собственное производство, моля господа о том, чтобы гринписовцы не угондошили меня где-нибудь за "выбросы в атмосферу". Даже сделав успешный бренд и заслужив доверие потребителя, я буду боятся какой-нибудь вшивой суки, вроде Наоми Кляйн, которая напишет в трехрублевый журнал о том, что мой логотип — это знак сатаны и на завтра мой бизнес сожмется в ноль.

Да и хрен бы с ней, с этой демократией. Человечество способно испоганить даже самые святые понятия, не то что уж политические. Продирающийся сквозь толщу веков Шекспир, одарил нас с вами Ромео и Джульеттой. Этот и многие другие образы сформировали в человеке отношение к Любви. Любовь стала стандартом, к которому невозможно приблизится. "Любишь ли ты Алешу?" - спрашиваю я романтичную девушку и вижу как ее лицо искажается под толщей стандарта. Ее сознание мечется, она боится ответить: "Да", она боится сказать, что может чувствовать так, как это положено для такого большого и необъятного чувства как Любовь. Любовь — это же на всю жизнь. Любовь — это же не влюбленность. Любовь — это же самое святое, что у нас есть. Ей больно, она страдает. В конце концов, она сдается перед несоркушимостью стандарта и выдавливает из себя: "Видимо я не умею любить". Иногда, конечно, разум мутнеет, в голове свобода, и полет, и душа рвется к облакам, в порыве великого чувства. Но и этому приходит конец. Сознание начинает сравнивать, думать, размышлять. А правилен ли выбор? А тот ли это человек, что мне нужен? Люблю ли я его по-настоящему? И вновь не свобода. И вновь кандалы.

Но нет ничего более святого и более охраняемого, чем религия. Уж в этой области человек реализовал себя по полной программе. Религия — это идеальная (почти волшебная) тоталитарная система, созданная и выпестованная веками. В ней все прекрасно. Идеал? Вот вам, пожалуйста. На выбор, что называется. Хотите просветления — Гаутама. Хотите прощения — Иисус. Хотите понять, что и почему происходит — вот вам куча чуваков на горе Олимп. Что делать? Вот вам заповеди. Кто виноват? Сатана. Зачем мы здесь? К жизни вечной готовимся. А можно мне чуть-чуть свободы? Конечно! Ты рожден свободным. У тебя есть право выбирать и делать то, что хочешь. Однако, сначала встань к заутрене отпой 19 да 20 псалмы, поработай, ибо бог любит работящих, дале собирайся к обедне, да спой "Святый Боже" и "Единародный Сыне", а уж там того и гляди всенощная на носу. И ты свободен, сын мой. Но не забывай и про заповеди, и про молитвы. И крестится не забывай, коль причудится чего. Вот она — идеальная упаковка тоталитаризма.

Но будто то религия, любовь или политика — они упаковывают жизнь в глобальный тоталитаризм. Но мы и не подозреваем о том, сколько этих мелких тоталитарных живчиков снуют по нашему мозгу и заставляют нас не Быть кем-то, а лишь казаться таковыми. Мы как деревянные манекены ходим в деловых костюмах; смеемся, когда не смешно; говорим, когда хочется молчать; работаем, когда хочется отдыхать.

Есть такое слово: "Надо?" Нет такого слова.